К первой странице К началу раздела

Гаршин В. М.Гаршин В. М.

Гаршин Всеволод Михайлович (1855 - 1888) - прозаик, критик.

Он прожил краткую, но яркую жизнь. Лев толстой был его кумиром с юности и до последних дней жизни. Пожалуй, из писателей современников никто так не боготворил Л.Н., как Гаршин. “Знаете ли Вы, - спрашивал он А.И.Лемана, малоизвестного писателя 1880-90-х годов, - что такое Толстой? Это такой ум, такой гений! Не могу передать, как тяжело читать нападки на Толстого. Поверьте, пройдет десять лет - все сочинения Толстого будут напечатаны, все и рукописные!” Далее А.И.Леман пишет: “Он любил Толстого не только как великого писателя и человека, он видел в нём наставника, учителя. Характер творчества Толстого, его основная точка зрения на искусство как нельзя более соответствовали взглядам и убеждениям Гаршина. Здесь заключается главная причина преклонения его перед Толстым. Гаршин никогда не мог возвыситься до сознательной критики над Толстым. Великий поэт-мыслитель так оковал силой своего гения слабого, впечатлительного, чуткого Гаршина. что он навсегда остался под его обаянием”. Другой современник Гаршина, его друг, В.А.Фаусек также отмечает преклонение писателя перед гением Л.Т., произведения которого “были для него настольною книгой, несравненным образцом художественного творчества”. В.А.Фаусек пишет и о том, что Гаршина волновали моральные произведения Л.Т. Он внимательно их читал, но не соглашался с содержащимися там выводами, не принимая рассудочности учения Л.Т., непротивления злу насилием и игнорирование Толстым исторических аспектов нравственности и науки. Однако это неприятие никоим образом не влияло на в целом восторженное отношение Гаршина к Л.Т. Когда в свет вышла драма Л.Т. “Власть тьмы”, молодой писатель “горячо защищал” пьесу от нападавших на неё критиков, собирал собрания, где читал это произведение и потом с ораторским искусством долго, порой до отчаяния, доказывал его нравственную силу.

16 марта 1880 г. Гаршин, будучи в тяжелом психическом состоянии, приехал к Л.Т. в Ясную Поляну. Об этом посещении трогательно рассказывает в своих “Воспоминаниях” И.Л.Толстой, сын писателя. Приводим некоторые из фрагментов этих воспоминаний:

“Это было в шестом часу вечера. Мы сидели в зале за большим столом и кончали обед. Подавая последнее блюдо, лакей Сергей Петрович доложил отцу, что внизу его дожидается какой-то молодой человек.

- Что ему надо? - спросил папа.

- Он ничего не сказал, хочет вас видеть.

- Хорошо, я сейчас приду. [...]

В передней стоит молодой человек, довольно бедно одетый и не снимая пальто. Папа здоровается с ним и спрашивает: “Что вам угодно?”

- Прежде всего мне угодно рюмку водки и хвост селёдки, - говорит человек, глядя в глаза отца смелым лучистым взглядом, наивно улыбаясь. Никак не ожидавший такого ответа, папа в первую минуту как будто даже растерялся. Что за странность? человек трезвый, скромный, на вид, по-видимому, интеллигентный, что за дикое знакомство? Он взглянул на него ещё раз своим глубоким, пронизывающим взглядом, ещё раз встретился с ним глазами и широко улыбнулся. Улыбнулся и Гаршин, как ребёнок, который только что наивно подшутил и смотрит в глаза матери, чтобы узнать. понравилась ли его шутка. И шутка понравилась. Нет, конечно, не шутка, а понравились глаза этого ребёнка - светлые, лучистые и глубокие. [...] Сказав Сергею подать водки какой-нибудь закуски, он отворил дверь в кабинет и попросил Гаршина снять пальто и войти.

- Вы, верно, озябли, - ласково сказал он, внимательно вглядываясь в гостя.

- Не знаю, кажется, немножко озяб, ехал долго.

Выпив рюмку водки и закусив, Гаршин назвал свою фамилию и сказал, что он “немножко” писатель.

- А что вы написали?

- “Четыре дня”. Этот рассказ был напечатан в “Отечественных записках”. Вы, верно, не обратили на него внимания.

_ Как же, помню, помню. Так это вы написали, прекрасный рассказ. Как же, я даже очень обратил на него внимание...”

Своему знакомому, малоизвестному писателю, В.И.Бибикову Гаршин уже после выздоровления рассказывал, что он приехал уже душевнобольным к Л.Т. в Ясную Поляну и сообщил ему свои планы об устройстве всемирного счастья, и планы эти не показались великому писателю “такими несбыточными, какими они казались всем другим, знавшим больного Гаршина”.

В 1885 г. судьба свела Гаршина с В.Г.Чертковым, другом и единомышленником Л.Т. В это время Чертков возглавлял издательство “Посредник”. Между ним и Гаршиным завязалась настоящая дружба. Специально для “Посредника” Гаршин, поддержавший идею Л.Т. писать просто и доступно для каждого человека, написал рассказы “Сигнал” и “Сказание о гордом Аггее”. В “Посреднике” же были перепечатаны его рассказы “Медведи” и “Четыре дня на поле сражения”.

Незадолго до трагической гибели, в 1887 г., Гаршин побывал у Л.Т. в Москве, в Хамовниках, но писателя не застал, а вёл беседу с С.А.Толстой. Присутствовал при этом и И.Л.Толстой, который так же, как и при первой встрече, выделил “его большие красивые глаза, глубоко оттенённые длинными ресницами”, заметив при этом, что “жизнь отняла у них блеск и взамен его заволокла их пеленой печали”

Л.Т. высоко ценил творчество молодого современника, читал всё, что печатал Гаршин. В 1883 г. он беседовал о произведениях Гаршина с Г.А.Русановым, восхищаясь такими рассказами, как “”Художники”, “Ночь”, “Денщик и офицер”, “Четыре дня на поле сражения”. “Это прелесть, прелесть! - говорил он. Когда Русанов попытался подчеркнуть влияние Толстого-художника на Гаршина, Л.Т., отчасти согласившись с этим, в то же время заметил: “Может быть, но у Гаршина есть и своё, собственное”. Гаршин, человек и художник, до конца жизни вызывал у Толстого чувство глубокой симпатии, был для Л.Т. “сильным” писателем, наряду с Чеховым одним из ярких представителей русской литературы последней трети ХIX века.

Ремизов В.Б.

К первой странице К началу раздела